Белорусский союз ветеранов

органов пограничной службы


Потапов Николай Семенович

Потапов Николай Семенович
Почетный пограничник Республики Беларусь

21.05.1925
д. Зеленкино Суражского района Витебской области
полковник в отставке

  • Орден Отечественной войны I степени
    Орден Отечественной войны I степени
  • Орден Отечественной войны II степени
    Орден Отечественной войны II степени
  • Орден Красной Звезды
    Орден Красной Звезды
  • Орден «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» III степени
    Орден «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» III степени
  • Медаль «За боевые заслуги»
    Медаль «За боевые заслуги»
  • Медаль "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг"
    Медаль "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг"
  • Медаль «За отличие в охране государственной границы СССР»
    Медаль «За отличие в охране государственной границы СССР»
  • Медаль «Партизану Отечественной войны» II степени
    Медаль «Партизану Отечественной войны» II степени

Николай Потапов: «Я выжил благодаря случаю…»

По материалам Германа МОСКАЛЕНКО
"7 Дней"

Николай Семенович Потапов родился 21 мая 1925 года в деревне Зеленкино Суражского района Витебской области. Партизан отряда Гурко 1-й Белорусской бригады Миная Шмырева.

С осени 1943 года – в Красной Армии. Служил в составе 262-го стрелкового полка 6-й стрелковой дивизии оперативных войск по охране тыла на Калининском и 1-м Прибалтийском фронтах. После войны служил в пограничных войсках. Участник событий на полуострове Даманский. Полковник в отставке, Почетный пограничник Республики Беларусь. Живет в Минске.

Награжден орденами Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды, «За службу Родине» III степени, медалями «За боевые заслуги», «Партизану Отечественной войны» II степени, «За победу над Германией», «За отличие в охране государственной границы СССР», юбилейными медалями.

«Двадцать второе июня 1941 года в нашей деревне Зеленкино, что на Витебщине, прошел как обычный день, - вспоминает Николай Семенович. – Несмотря на то, что было воскресенье, часть жителей работала на колхозных полях, кто-то трудился на своих огородах.

Жили мы тогда небогато, но весело. Молодежь после обеда собралась вокруг гармониста и с песнями направилась в соседнюю деревушку Низкие — на танцы. Вместе со всеми пошел и я. Там мы и узнали, что началась война. После возвращения с танцев у нас с отцом состоялся разговор об этом. Мой отец — участник Первой мировой, сказал, что война будет долгой и кровопролитной: «Немцы народ жестокий, и добра от них не жди!». Я с ним спорил и доказывал, что Красная Армия сильна, «броня крепка и танки наши быстры», война будет скоротечной, мы разгромим врага, а воевать будем на его территории. Это уже потом я понял, насколько был прав отец. Начались тревожные дни, и вести о боях с фашистом шли одна хуже другой, фронт быстро приближался. Вскоре гитлеровские вояки на мотоциклах, в белых нательных рубашках с закатанными по локоть рукавами ворвались и в нашу деревню. На улице только и слышалось: «Матка, курка! Матка, яйка!». В небе господствовали немецкие самолеты. Гонялись за всеми, кто попадал в поле зрения летчиков. Помню, как убили деда ни за что — он на лошади вместе с внуком поехал в лес за дровами. Люди хлебнули горя. Часть молодежи угнали в Германию, многие после войны так и не вернулись в родные места. Сожгли вместе с жителями деревни Низкие, Плоты, Молчати.

Устанавливать так называемый новый порядок оккупантам активно помогали полицаи. На деле «новый порядок», по сути, сводился к притеснениям и грабежам мирного населения.

Батька Минай

Сразу после начала оккупации в нашем Суражском районе началась организация партизанского движения, которое возглавил легендарный человек Минай Филиппович Шмырев, впоследствии Герой Советского Союза, который тогда для нас был просто батька Минай.

Гитлеровцы и их прислужники-полицаи люто ненавидели Миная Филипповича. За его голову обещали награду — 5 гектаров земли, лошадь, корову и 25 тысяч марок. А потом взяли в заложники его четырех малолетних детей: рассчитывали, что он придет сдаваться. Но батька Минай не пришел, и фашистские изверги расстреляли детей.

В нашем районе долгое время существовал разрыв километров в 40 на стыке двух немецких группировок, который называли Суражские ворота. И весной 1942 года отец по партизанской мобилизации ушел вместе с другими мужиками в Красную Армию, а уходя, посоветовал мне идти в партизаны.

Два друга

Пятого сентября 1942 года меня и моего друга Кирилла Гавриленко зачислили в отряд Гурко 1-й Белорусской партизанской бригады батьки Миная. На первом же задании мы минировали дорогу Сураж — Заполье, попали под обстрел немцев. Видимо, они нас заметили, потому что начали обходить с двух сторон. Я был вторым номером в минометном расчете, подавал мины первому номеру, а он вел огонь. Было страшновато, но старался не подавать виду. По приказу командира начали отходить к лесу. Бой закончился удачно, потерь не было, только одного партизана ранило.

Чуть позже во время карательной немецкой экспедиции в деревне Демешиха едва не погиб. Мы находились в боевом охранении отряда, вместе с Женей Мурашкиным и Пашей Василенко в боевом расчете пулемета занимали позицию в блиндаже. Немцы подошли к деревне и открыли огонь. Две минометные мины попали в наш блиндаж. Меня контузило и засыпало землей. Мне на помощь бросился мой школьный друг Кирилл Гавриленко. Он вытащил меня, и мы направились, как и было приказано, по сигналу «красной» ракеты в деревню Сапраны, не подозревая, что она уже занята карателями. Но оказалось, что ракету пустили немцы, и мы попали под сильный вражеский огонь. Начали отступать к лесу. Когда бежали, Кирилла тяжело ранило. Мы смогли добраться в Голевичи, где находилась наша запасная база. Там другу оказали медицинскую помощь, а потом самолетом переправили за линию фронта.

На Большую землю

В январе 1943 года нас, молодых парней со средним и неполным средним образованием, решили переправить на Большую землю для специальной подготовки. Переход через линию фронта получился тяжелым. Предстояло преодолеть вражеские оборонительные сооружения и минные поля на фланге немецкого опорного пункта. Одной группе не повезло, они попали на минное поле, несколько человек погибло. Нам повезло больше, но все же немцы и нас обнаружили, открыли огонь, освещая местность ракетами. С большим трудом мы прошли через их линию обороны и к утру выбрались на берег Усвятского озера. Когда увидели красноармейцев, поняли, что вышли к своим. Долго на Большой земле мы не задержались, прошли месячную подготовку в качестве подрывников и вернулись на Витебщину — в партизанскую зону.

Мама хоронила меня три раза

После возвращения одним из первых получили задание взорвать мост возле деревни Щеблово. Вышли на диверсию втроем: я, Сергей Кирянов и Иван Федотов. Осмотревшись на местности, решили заминировать опоры моста, а также подходы к броду. Через некоторое время к мосту подошла колонна немецких танков. Один из них после взрыва упал с моста, а второй подорвался на мине, которую мы поставили у брода. После выполнения задания без потерь вернулись в отряд.

В феврале 1943 года на сторону партизан перешел немецкий батальон, сформированный из советских военнопленных-власовцев. Батальон, уходя к партизанам, уничтожил немецкий штаб, перебил офицеров и доставил в отряд десятки пулеметов, минометы, три 45-миллиметровые пушки, другое имущество, вооружение и боеприпасы. Чуть позже началась карательная экспедиция, в боях которой перебежчики дрались отчаянно, кровью искупая вину перед Родиной.

В этих боях меня ранило, я попал в партизанский госпиталь. Однако лес, где располагался госпиталь, окружили каратели. Прибежала медсестра и сказала: «Товарищи, немцы нас обнаружили, идут сюда, кто может идти, уходите».

Превозмогая боль, вместе с другими партизанами я тоже выполз из землянки. Как смог пытался уйти подальше от госпиталя. Мне повезло — немцы меня не нашли. Судьба других партизан оказалась трагической. Всех, кого фашисты захватили в госпитале — убили. Среди погибших был и командир одного их отрядов нашей бригады Фома Новиков, бывший председатель колхоза Марченко, другие мои товарищи.

Как потом узнал, моей маме сообщили, что я тоже погиб. Причем такая весть до нее дошла в третий раз. Впервые это случилось, когда мы уходили за линию фронта.

В этот раз, уйдя из госпиталя, я встретил в лесу знакомую девушку Машу Рученкову, которая рассказала мне, что все жители нашей деревни ушли вместе с партизанами и прячутся здесь неподалеку. С ними была и моя мама с братом Витей. Я нашел своих родных, они очень обрадовались, накормили последней курицей из нашего хозяйства, которого больше не было. Партизанскую семью Потаповых немцы постоянно преследовали: вначале сожгли дом, потом — хлев и баню. В конце концов и землянку, где жили мама с братом, разрушили.

Позже узнал, что произошло после того, как я расстался с мамой и братом. Лесной лагерь обнаружили немцы, согнали всех его обитателей и погнали из леса. Моим родным удалось ускользнуть от конвойных и спастись, а через некоторое время я забрал их в отряд.

Лжепартизаны

Запомнился мне эпизод, когда мы участвовали в ликвидации ложного партизанского отряда. Его сформировали в Смоленске из военнопленных красноармейцев и направили на Витебщину, чтобы они смогли внедриться в партизанское движение, выявить базы партизан, пути подхода к ним, систему охраны, а главное — обезглавить партизанские отряды и соединения.

Как нам потом стало известно, в этот отряд внедрили наших разведчиков-чекистов, которые и сообщили информацию о намерениях немцев и их прислужников. Мы окружили ложный отряд, в это время внедренные разведчики нейтрализовали руководство, а мы ликвидировали лжепартизанский отряд.Кстати, потом один из этих разведчиков был заместителем командира в одном из наших отрядов.

А вскоре партизанская война для нас закончилась, и притом неожиданно. Мы шли с задания, в ходе которого уничтожили группу немцев, и вдруг услышали в семейном лагере, который охраняли, песни, шутки, смех. Оказалось, что в лагерь пришли разведчики 4-й ударной армии, которая прорвала фронт. Мы вышли из леса, сдали оружие. Большую часть партизан, в том числе и меня, направили для прохождения дальнейшей службы в действующую армию.

Я попал в 262-й стрелковый полк 6-й стрелковой дивизии оперативных войск по охране тыла и до конца войны служил на Калининском и 1-м Прибалтийском фронтах.

Участвовал в операции «Багратион». Наш полк охранял мосты, обеспечивал доставку боеприпасов на фронт, громил окруженные немецкие части. Отлавливали немецких шпионов, диверсантов и разного рода пособников, боролись с литовскими националистами.

Девятого мая 1945 года, после операции по ликвидации в Ошмянском районе, на границе с Литвой, группы диверсантов, наш командир взвода сообщил об окончании войны. Все радовались, обнимали друг друга, стреляли из винтовок в воздух, салютовали победе.

После войны в 1949 году окончил Военно-политическое училище пограничных войск, в 1959 году — Военно-политическую академию им. В.И.Ленина и до 1983 года служил в пограничных войсках — в Азербайджане, Таджикистане, Беларуси, Карелии, Приморском крае. Отдал пограничным войскам 40 лет жизни.

Переходящий кортик полковника Потапова

По материалам Е. Кабановой Газета "Рэспубліка"

Офицеры Полоцкого отряда берут пример со старейшего пограничника

Великая Отечественная война, военное училище, служба на границе всего бывшего Союза, Военно-политическая академия… Под наплывом воспоминаний стираются временные рамки. Биография Николая Потапова, ныне полковника в отставке, настолько разнообразна и богата, что захватывает дух.

— Когда началась война, мне было 16 лет, — вспоминает Николай Семенович. — Я попал в партизанский отряд А.Д. Гурко 1-й Белорусской бригады, которой командовал Минай Шмырев. Я горжусь тем, что партизанил именно с ним. Интересно и то, что мой отец воевал с батькой Минаем в Гражданскую, а вот я — в сорок втором. Трижды был ранен, один раз мать даже похоронку получила, а когда увидела меня живым, долго не могла поверить. После войны закончил Харьковское военно-политическое училище и сразу женился. Нину нашла мама: она обратила внимание на учительницу моего брата и решила, что ей нужна именно такая невестка. Досталось моей Ниночке: помотались мы по гарнизонам, практически каждые два года переезжали. А на руках — маленькие дочери-двойняшки, родившиеся в Азербайджане.

Николай Потапов служил в пограничных войсках, охранял Государственную границу СССР на территории Закавказья и Средней Азии, на Дальнем Востоке и на Севере. В конце службы осели в Минске. Сейчас его семья — дочери, трое внуков и один правнук. Жены, с которой душа в душу прожили более 60 лет, к сожалению, уже нет.

За долгую жизнь многое произошло в жизни пограничника. Знаковым событием для него стала учеба в Военно-политической академии. Именно тогда Николай Семенович получил от самого маршала Жукова две благодарности. Также ему подарили кортик, который стал переходящим для его внуков и правнуков. Гордится пограничник и тем, что он на курсе был единственным белорусом.

В конце 60-х, когда Николай Потапов служил на Дальнем Востоке, произошли печально известные события на острове Даманском. Забыть это невозможно…

И сегодня ветеран не спешит на покой: он активный участник военно-патриотического воспитания молодежи. Несмотря на преклонный возраст, о своей службе не забывает.

— Граница — это передний край нашей Родины. И здесь должен быть образцовый порядок, начиная от внешнего вида пограничника и его моральных качеств и заканчивая хорошими заставами.

За 40 лет военной службы Николай Потапов награжден орденами Отечественной войны I и II степени, орденом Красной Звезды, орденом «За службу Родине» III степени, 20 медалями, многими знаками и грамотами КГБ И ПВ СССР.

В 1998 году полковник в отставке за активное участие в делах общественной организации «Белорусский союз ветеранов пограничных войск» зачислен почетным пограничником Республики Беларусь в Полоцкий погранотряд. Последнему исполнилось 15 лет: 24 сентября 1992 года командующим пограничными войсками Республики Беларусь подписан приказ о его создании.

Отряд сформирован из числа офицеров Министерства обороны и пограничников, прибывших из других регионов бывшего Союза. Сегодня они охраняют участок границы в 265 километров с Латвией и Литвой. Военнослужащие исправно несут службу: более 50 офицеров и прапорщиков части награждены медалями и орденами за успехи в охране границы. В 1998 году отряду вручено боевое знамя.

За 15 лет многое изменилось: завершены демаркационные работы на всем участке отряда, продолжаются работы по инженерному оборудованию границы, пункты пропуска оснащаются самыми совершенными системами контроля. Решились и бытовые вопросы: погранпосты теперь — в благоустроенных зданиях.

Но, безусловно, все зависит от человека. Высокий профессионализм, постоянная бдительность, честность и преданность Родине — главное оружие воина-пограничника.

Список наград

Ордена:

  • Орден Отечественной войны 1-й и 2-й степени
  • Орден Красной Звезды

Медали:

  • Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»
  • Медаль «За отличие в охране государственной границы СССР»

Совет командующих Пограничными войсками


Пылающая граница


Завтра началась война...