Белорусский союз ветеранов

органов пограничной службы


Ликвидатор аварии на ЧАЭС: хоронили целые деревни

  26.04.2022      237

Ликвидатор аварии на ЧАЭС: хоронили целые деревни
26 апреля 1986 года на Чернобыльской атомной электростанции произошел взрыв четвёртого атомного энергоблока. За всю историю атомной энергетики чернобыльская авария стала самой страшной трагедией, в результате которой многие люди получили критические дозы облучения.
Более 115 тысяч человек были эвакуированы из тридцатикилометровой зоны вокруг атомной станции. В ликвидации катастрофы были задействованы огромные технические и людские ресурсы, всего было мобилизовано более 600 тысяч человек. Выброшенные из разрушенного реактора в атмосферу продукты деления ядерного топлива были разнесены воздушными потоками, и с дождями выпали на значительную часть территорий Украины, России и особенно Беларуси. Одним из участников ликвидации последствий той страшной аварии был подполковник в отставке Сперанский Владимир Гельевич.

 «В зоне отселения»

 До чернобыльских событий я служил в танковых войсках Беларуси. Моя полугодичная командировка в зону отселения начиналась в марте 1988 года. К этому времени уже была создана оперативная группа, занимающаяся очисткой и дезактивацией зараженной местности, куда я и был направлен. Штаб группы располагался в деревне Рудаков, но подразделения перебрасывали с места на место. Я был командиром роты в звании капитана, все остальные – военнослужащие запаса, как их называли «партизаны». Их призывали на три месяца. Моя рота состояла из трёх взводов спецобработки, взвода санитарной обработки и дозиметрического отделения. Специфического обмундирования у нас не было, выдавали обычную военную форму х/б, маску, перчатки и респиратор-лепесток. Задачей моей роты была обработка местности дезактивационными растворами, санитарная обработка и необходимый ремонт домов в населенных пунктах Гомельской области, наиболее загрязнённых после аварии на ЧАЭС. Другие роты занимались сносом и захоронением жилых построек. Для перевозки стройматериалов и мусорных отходов использовались КамАЗы, бульдозерами сносились постройки, а также применялись АРСы – авторазливочные станции на базе грузовика ЗИЛ, предназначенные для дезактивации, дегазации и дезинфекции местности жидкими растворами и веществами.

Два месяца мы были в деревне Тешков Наровлянского района. Там стояли пустые домики, из живых существ на всю деревню была одна кошка. Видно было, что до отселения люди жили достойно, многие дома стояли с гаражами для машины. Сносишь бульдозером дом, вокруг него снимаешь верхнюю часть грунта, а там – чернозём. Представьте, насколько тяжело было жителям покидать такие плодородные земли! Захоронение происходило в специальных местах – «могильниках». Ими назывались огромные котлованы или траншеи, которые выстилались целлофаном, чтобы радиоактивные элементы не проникли в грунтовые воды вместе с осадками. После захоронения сверху засыпался песок.

 Через два месяца мою роту перебросили в деревни Добрушского района, которые не отселили, и где ещё жили люди. Там мы занималась заменой крыш домов, заборов, где-то снимали старое дорожное покрытие и гравием насыпали новое, делали навесы над колодцами, чтобы в них не попадала радиоактивная пыль. Каждый день после работ организовывалась полевая армейская баня. Под эти цели был оборудован грузовик ГАЗ-66, который подавал горячую воду в палатку, где происходила помывка личного состава. Атмосфера в коллективе царила рабочая, не было каких-то возмущений, было понимание необходимости и важности этой работы. Страха тоже не было, все взрослые люди: Родина сказала – «Надо», все ответили – «Есть!»

 «В погранвойсках»

 После перевода из танковых в пограничные войска в 1993 году я стал начальником смены, а через год – начальником отделения пограничного контроля в пункте пропуска «Казнадеюшки», сейчас это пункт упрощенного пропуска «Лынтупы» в Поставском районе. Помню один случай. Все начальники отделений погранконтроля должны были несколько раз в месяц заступать старшими смены, чтобы не терять навыки и сноровку. Знаю, и сейчас это практикуется! Так вот, оформлял я людей на паспортном контроле, беру в руки паспорт – человек прописан в Морозовке. Вот так встреча! Говорю: «Мы же в вашей деревне жили четыре месяца при ликвидации!» Как оказалось, в 90-м году всех жителей этого населенного пункта переселили в «чистые» места, а это более 150 дворов. И таких брошенных деревень по Гомельской области более девяноста.

 Заканчивал я свою военную карьеру в Военной академии Беларуси, где был преподавателем кафедры огневой подготовки факультета пограничных войск. Ныне факультет погранвойск трансформировался в Институт пограничной службы.


Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Реут Игорь Сигизмундович
Реут Игорь Сигизмундович

Председатель республиканского совета общественного объединения «Белорусский союз ветеранов органов пограничной службы»


Пылающая граница


Завтра началась война...